Минск
+12 oC
USD: 2.04
EUR: 2.28

Глава концерна «Белгоспищепром»: Ценовое регулирование сахара – необходимый инструмент для поддержки производителей в ЕАЭС

В ожиданиях сладкой жизни

Сахарная отрасль страны не первый год переживает несладкие времена: три из четырех заводов могут завершить год с убытками, почти на треть в первом полугодии сократился экспорт. Все признают: это не первый сложный период и, увы, не последний. Сегодня на рынке ЕАЭС профицит сахара достиг почти 1 миллиона тонн, белорусские и российские компании столкнулись со сложностями сбыта. О том, какие механизмы стоит задействовать, чтобы выйти из кризиса, в откровенном интервью «Р» рассказал председатель концерна «Белгоспищепром» Александр Забелло.


Правила единого рынка

– Александр Леонидович, третий год подряд ситуация в сахарной отрасли, мягко говоря, оставляет желать лучшего: заводы работают с убытками, падает экспорт... Расскажите, что сегодня происходит на внутреннем и внешних рынках?

– Ситуация в этом году не поменялась, да и в принципе поменяться не могла. Почему? Белорусский сахарный рынок не стоит рассматривать отдельно от рынка ЕАЭС. К сожалению, в союзе до сих пор не решен вопрос баланса спроса, производства и реализации сахара. По некоторым направлениям мы ощущаем дефицит, по отдельным, напротив, профицит. Основные игроки, которые полностью закрывают потребности внутреннего сахарного рынка ЕАЭС и имеют экспортные ресурсы, – Беларусь и Россия. В последние годы сложилась ситуация, когда российские производители увеличили производство: при емкости рынка 5--5,5 миллиона тонн на протяжении трех лет они выпускают более 6 миллионов тонн сладкого песка. Схожее положение дел и у нас: мы производим вдвое больше сахара, чем потребляем. Таким образом, с учетом переходящих запасов на союзном рынке профицит сахара достиг почти 1 миллиона тонн. И его нужно продавать.


В 2018 году сахарные заводы произвели 637 тысяч тонн сладкого продукта. Это на 7,6 процента больше, чем в 2017-м.

Правительства большинства стран мира уделяют особое внимание сахару как социально значимому продукту, входящему в продовольственную корзину, путем регулирования его рынка пошлинами, квотами. В конце августа министр по промышленности и агропромышленному комплексу Евразийской экономической комиссии Александр Субботин провел консультации по вопросам о ситуации на рынке сахара и кондитерских изделий. По итогам консультаций участники одобрили необходимость принятия мер, выравнивающих условия импорта сахара и сахара-сырца, а также кондитерских изделий всеми странами – членами ЕАЭС.

Напомню, в феврале прошлого года Межправительственный совет принял поручение по вопросам, связанным с функционированием единого рынка сахара союза. По нашей оценке, оно выполнено на 70 процентов. Нерешенным остается вопрос, касающийся изъятия белого сахара, происходящего из отдельных стран СНГ, из режима свободной торговли СНГ.

Речь в основном идет о поставках украинского сахара на территорию союза. Три из пяти стран (Россия, Беларусь, Казахстан) изъяли белый сахар из режима свободной торговли СНГ. Армения и Кыргызстан продолжают импортировать украинский сахар, так как присоединились к Договору о создании ЕАЭС уже после подписания Договора о зоне свободной торговли в СНГ.


Профицит сахара на рынке ЕАЭС достиг почти 1 миллиона тонн.

По мнению участников Евразийской сахарной ассоциации, поставки сахара по демпинговым ценам дестабилизируют рынки стран ЕАЭС и создают производителям сахара и сахаросодержащей продукции неравные условия хозяйствования. Кроме того, действующие льготы при импорте сахара-сырца у трех из пяти стран заставляют наших сахаропроизводителей конкурировать с производителями в Южном полушарии, которые в силу климатических особенностей могут получать больше сахара с 1 гектара пашни.

Напомню также, что в этом году заканчивается льгота Казахстана при импорте сахара-сырца. В дальнейшем в рамках обязательств Казахстана при присоединении к ВТО импортная пошлина на сахар-сырец согласована в размере 5 процентов, что не соответствует действующим ставкам единого таможенного тарифа ЕАЭС в размере 140--250 долларов.

– А что происходит на рынке третьих стран?

– Украина для нас, по сути, закрыта: там действует 50-процентная ввозная пошлина. Похожая ситуация и в Европе: для того чтобы поставлять туда сахар, необходимо заплатить пошлину в размере 421 евро за тонну – это почти в полтора раза больше, чем отпускная цена на российском рынке. Азербайджан полностью закрывает внутренние потребности. Теоретически мы с российскими партнерами могли бы экспортировать 500--600 тысяч тонн сахара в Узбекистан, но и там возобновили работу свои производители, а также действуют заградительные пошлины. Один из потенциальных покупателей – Китай. Однако для экспорта у нас должна быть квота на беспошлинный ввоз, у нас ее пока нет. Мы только приступаем к переговорам. Как видите, ситуация сложилась непростая.


В стране производится вдвое больше сахара, чем потребляется.

Есть решение

– Какие меры сегодня принимаются в ЕАЭС, чтобы решить проблему?

– Вместе с партнерами мы сообща ищем возможные пути выхода на рынки третьих стран. В рамках союза со следующего года мы договорились также устранить все изъятия. Что я имею в виду? Беларусь стала первой страной, отказавшейся от каких-либо преференций и от импорта сахара-сырца. С 1 января 2020 года прекратят работу свободные склады в Казахстане: речь о беспошлинном ввозе из третьих стран белого сахара по стоковым ценам для производства кондитерских изделий и безалкогольных напитков.

Что касается России, наши партнеры приняли решение об устранении изъятий в Калининградской области, которая имела право беспошлинно ввозить белый сахар из Европы. Ежегодно импорт в области держался на уровне 50--60 тысяч тонн сахара. С 2020 года поставлять продукцию туда будут российские и белорусские производители. Совместно с нашими партнерами в России мы ищем новые рынки сбыта. Те излишки, которые на рынке есть, безусловно, на него давят, а в конце сезона и вовсе начинаются стоковые потоки. И такие выбросы лучше делать не на своем рынке, поскольку вернуть прежние цены очень сложно.

В ЕАЭС считают: справедливая оптово-отпускная цена на белый сахар — 500–550 долларов за тонну.


Как вы помните, в прошлом году у нас действовало решение МАРТ об установлении предельных минимальных цен на белый кристаллический сахар. Обращаю особое внимание: мы ни в коей мере не закрывали рынок от партнеров, мы лишь хотели выравнять цены на продукцию. Вопрос справедливой цены на сахар очень актуален в ЕАЭС. Опыт Беларуси коллеги оценили положительно: сейчас речь идет о том, чтобы во всех странах союза ввести госрегулирование цен на сахар. Это экономический подход, который позволит выравнять ситуацию, не загнать в убытки производство сахара на всех этапах – начиная с поля и заканчивая реализацией в розничной торговле, чтобы сегодня зарабатывали и сельхозпредприятия, и производители, и торговля. Стороны сошлись во мнении, что справедливая оптово-отпускная цена на белый сахар – 500--550 долларов за тонну. Эта цена покроет затраты на производство по всей цепочке и обеспечит минимальный уровень рентабельности. В то же время при отсутствии балансов сделать это довольно проблематично, более того, в Беларуси и России разные механизмы ценообразования на сахарную свеклу. Сейчас на уровне Правительства разрабатывается механизм, чтобы в рыночных условиях стабилизировать работу производителей и сделать выпуск сахара рентабельным. Повторюсь, один из вариантов – возвращение к минимальному порогу цены.


По итогам первого полугодия экспорт белорусского сахара сократился почти на 30 процентов.

Покупатели не увидят разницы

– Отразится ли как-то введение госрегулирования цены на сахар на кошельках потребителей? Кроме того, в некоторых СМИ в прошлом году звучало немало скепсиса и критики по поводу такой меры поддержки…

– Благодаря такой мере мы создадим одинаковые входные условия для всех игроков, а потребители сами выберут, какой сахар купить. Мы никому доступ на рынок не закрываем. Что касается цены, по данным статистики, в течение года она не изменилась: средняя стоимость килограмма сахара так и осталась на уроне 1,5 рубля. Это позволит обеспечить стабильную работу производителям и не закроет вход на белорусский рынок партнерам по союзу. Наши заводы будут конкурировать качеством продукции.


Снизить себестоимость готовой продукции можно в том числе за счет повышения урожайности сахарной свеклы

Для потребителя введение такой меры никак не скажется, удорожания никто не почувствует. Кроме того, в магазинах по-прежнему будут действовать акции и скидки.

Речь идет о том, чтобы во всех странах союза ввести госрегулирование цен на сахар. Это экономический подход, который позволит выравнять ситуацию, не загнать в убытки производство сахара на всех этапах

Давайте обсудим еще следующий момент: что такое производство сахара для Беларуси? Это 400 сельхозорганизаций, выращивающих свеклу, это около 5000 сотрудников сахарных заводов… Это рабочие места и налоги в бюджет. Для того чтобы сохранить отрасль, Правительство и работает над комплексом мер, которые позволят при помощи рыночных механизмов сделать производство сахара рентабельным. Безусловно, рынок восстановится. Однако, повторюсь, самостоятельно мы проблему не решим. На этой неделе в рамках Евразийской экономической комиссии с участием Евразийской сахарной ассоциации мы проведем очередную встречу в Киргизии, где еще раз обсудим ситуацию.

– Александр Леонидович, а есть ли смысл в сложившихся условиях создать единую компанию на рынке ЕАЭС, которая занималась бы экспортом?

– Российская сторона предлагает создать единую экспортную компанию. Пока мы обсуждаем механизмы ее работы, но скажу так: наши экспортные объемы несопоставимы с объемами российских производителей. Тамошние производители могут позволить себе отгружать сахар по минимальным ценам, нам же необходимо думать о том, как сработать хотя бы в ноль. Сейчас мы с российскими коллегами обсуждаем механизм работы такой компании для того, чтобы избыточные объемы продавать за пределы ЕАЭС. Вопрос в том, чтобы продажи были рентабельными.


Беларусь стала первой страной в ЕАЭС, отказавшейся от импорта сахара-сырца

Урожайность решает многое

– За счет чего сегодня наши производители могут снижать стоимость сахара?

– Один из путей снижения себестоимости и повышения конкурентоспособности – эффективное производство сахарной свеклы. Речь идет о повышении урожайности. Необходимо оптимизировать сырьевые зоны и работать там, где урожайность сахарной свеклы максимальная. Обращаю внимание: важную роль здесь играет не вал, а показатель сахаристости. Базовый показатель держится на уровне 16 процентов. Однако у нас есть гибриды с сахаристостью 20--22 процента. Для снижения себестоимости сахара это важный момент: таким образом мы сможем снизить закупочную цену у сельхозпроизводителей при сохранении их уровня рентабельности, а также получим более конкурентоспособную цену на сахар. К посевной кампании 2020 года совместно Минсельхозпродом и облисполкомами мы отрабатываем вопросы повышения эффективности производства сахарной свеклы. В ноябре оценим урожайность гибридов, определим самые эффективные из них.



– Если резюмировать, вы в целом настроены оптимистично? Сахарная отрасль выйдет из кризиса?

– Я всегда смотрю на жизнь с оптимизмом. Это не первый сложный период в отрасли и, к сожалению, не последний. Рассчитываю, что совместно с Правительством и нашими партнерами мы сможем решить все проблемы.

konoga@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК , Александр КУШНЕР
3
Загрузка...